История монастыря

Кременской Вознесенский мужской монастырь основан в 1693 году иеромонахом Никанором с братиею на берегу реки Дон, в живописнейшем месте, в 10 км от станицы Кременской. Это один из старейших монастырей Всевеликого Войска Донского. По преданию, еще во времена Ермака Тимофеевича, на этом месте в пещере подвизались 7 братьев-монахов, пришедших с Соловков.

В 1694 году местное атаманское правление решило выделить под обитель более 2000 десятин земли. Это дарение было подтверждено в 1711 году митрополитом Рязанским и Муромским Стефаном (Яворским).

После того, как один из станичных приходов жертвует сюда сруб старой часовни, монахи просят у государя Петра I разрешение на возведение церкви. Царь дозволяет им перевезти и поставить этот сруб с обязательным прирублением круглого алтаря, а «верх на той церкви сделать по чину противу протчих церквей, а не шатровый». Храм во имя Вознесения Господня велено было освятить казначею Усть-Медведицкого Преображенского монастыря иеромонаху Иосифу. Но, ветхая постройка простояла недолго и вскоре была разобрана. Её брёвна были сожжены, а пепел развеян по Дону.

В 1782 году по благословению Преосвященнейшего Тихона, епископа Воронежского в монастыре вместо деревянной церкви возводится каменный Вознесенский собор, который имел два придела: северный — во имя апостола Андрея Первозванного и первомученика архидиакона Стефана, и южный теплый — в честь Благовещения Пресвятой Богородицы, устроенные трудами атамана Ефремова. Прекрасный иконостас в 4 яруса, паникадило, ризы и другую утварь купили на пожертвования Ивана Перфилова. Позднее придел в честь преподобного Сергия Радонежского в трапезной части храма поставили за свой счёт игумен Илья с братией. В храме был сделан и серебряный ангел весом 3,5 фунта, как бы спускающийся с небес. Всего на возведение и убранство собора ушло 13000 золотых руб. На деревянной колокольне были 7 колоколов, самый большой из которых весил 100 пудов.

Со временем монастырь разрастался, были выстроены: стена, кельи, трапезная, игуменский дом . С 1783 года настоятелем пребывает строитель Варлаам. На 1786 года в монастыре служат Богу 31 человек: настоятель, 3 иеромонаха, 20 монахов и трудники. Имелась здесь и сотня монастырских крестьян, выделенных от казны в услужение. В конце XVIII века сюда назначается для караула 4 казака.

Отдалённая обитель предназначалась для жительства казаков, израненных во время боёв и походов. Если же престарелый воин, уйдя в монастырь, не находил себе там места, то обычно он выкапывал где-то поблизости свою землянку-келью, в которой и проводил в уединении отпущенное ему Богом время. Отшельники устроили в горе несколько пещер-келий, впоследствии соединенных между собой ходами. Там же была сделана небольшая подземная церковь.

С целью борьбы с казачьей вольницей в XVIII веке государство начинает подавлять самостоятельность казаков и священников Войска Донского. В 1788 году, во времена Екатерины II, упразднение монастырей коснулось и Кременского Вознесенского. По указу императрицы от 25.04.1788 г. и Святейшего Синода от 03.05.1788 г. было велено не имеющие штатов монастыри «обратить в приходские церкви, стараясь, где удобно, поместить малые народные школы и богадельни для призрения бедных и немощных». Церковная утварь и ризницы должны были поступить в архиерейский дом, но монахи затянули передачу аж до 1797 года. Почти всех монашествующих перевели в другие обители, только иеромонаху Варлааму с 2 монахами (одного из которых звали Георгий) в 1788 году разрешили остаться в Кременском монастыре для сохранения имущества до обращения церкви в приходскую.

Многочисленные просьбы казаков о возвращении обители сыграли свою роль, и по указу Синода от 20 октября 1798 г. она была восстановлена на содержании Войска Донского как внештатный монастырь 3-го класса. Ей возвращаются все земли. Число братии обычно в таких обителях по штату составляло 12 монахов, но войсковой атаман генерал-майор Орлов просил, чтобы здесь оставили примерно такое число братии как в общежительной Саровской пустыни (41 человек) и Николаевской Рыхловской (15 человек). На 1796 год здесь проживали иеромонах Варлаам, монах Георгий и 17 послушников, помимо молитвы, работавших на 2 мельницах и больших сенокосах.

В 1812 году монахи лечили вернувшихся с Отечественной войны казаков. Также в отдалённую обитель власти ссылают на епитимию различных лиц, например, некоего слепца, «разсеявавшего плевелы лжеучения», или воронежского купца Сазонова. Многие менялись до неузнаваемости, и не хотели уходить из полюбившегося места, хотя жизнь здесь в те времена была тяжёлая.

В 1814 году игумен Иоасаф жалуется епископу Воронежскому и Черкасскому на крайнюю ветхость строений: нет ограды, колокольни, кельи обветшали, храм требует ремонта. Он планирует выстроить больницу с Сергиевской церковью. Планы и фасады проектов, на которых присутствуют каменная ограда, двухэтажные дом настоятеля и кельи с башнями по углам, отправляют владыке. Войско решает помочь в перестройке обители, выдав до 5000 руб. Атаман Платов дозволил с 1819 по 1835 годы выделять по 1000 рублей «для содержания игумена и монашествующих». В марте 1814 года игумену дают 3000 рублей «на устроение монастыря».

В связи со своей отдаленностью, обитель имела еще «значение для Донской области, как исправительное место, куда посылаются духовные, провинившиеся в чем-либо пред духовным начальством, и посылаются по суду гражданской власти. …Монастырская братия относится к тем и другим с деликатностию, чем привлекает к себе и к монастырю несчастных.»

14 июня 1834 года в обители открывается приходское училище. На 1835 год в нём обучалось 48 мальчиков. Содержалось училище за счёт станичных сумм. В этом же 1835 году в обители проживали игумен Парфений, 5 иеромонахов, 2 монаха, 1 священник, 1 диакон, 4 дьячка, 1 пономарь, 14 послушников возрастом до 75 лет.

У могил «Семи братий» во времена лихорадок и иных хворей, молящиеся получали исцеления. В 1859 году жителями станицы Кременской у могил построена камплица (каменная четырёхугольная часовня). Особенное стечение народа наблюдалось сюда на праздник Вознесения Господне. Крестные ходы к часовне с близлежащих станиц и хуторов начинались за 3 дня до этого.

Слово «Камплица» - или, правильнее, «каплица» - на Донском говоре обозначает поминальную часовню, обычно имевшую форму капли. Есть такая и здесь...

В 1861 году началось капитальное строительство. Перестраивается настоятельский дом с 5 покоями, буфетом, кладовой (правда, без отделки); идут работы на Чернополянской мельнице. В 1862 году составляется смета на возведение каменного дома для настоятеля ценою в 20973 руб. 87 коп., а также каменной ограды и колокольни. Всего стоимость сметы составляет 43545 руб. 97 коп. Уже при архимандрите Маркеллине в 1863 году оканчивается деревянный братский корпус 24 на 12 аршин с 8 кельями и кухней. А на следующий год появляются мезонин, соединяющий дом архимандрита с новыми кельями, дом для просвирни, 4 кельи с отдельным входом, перекрывается гостиный двор.

С 1867 года в Кременском монастыре на покое пребывал архиепископ Новочеркасский и Донской Иоанн до своего скончания в 1872 году.

О истории Кременско-Вознесенского монастыря в 1875 году был опубликован очерк Крылова. Он выглядел следующим образом: «Со стороны Дона за огородом и дорогою располагался забор со «святыми воротами» посредине, далее стояли 2-3 деревянных здания, с юга были дом настоятеля и дом, где жил владыка Иоанн. Посреди обители возвышалась красивая церковь, правее которой цвёл сад из 1000 деревьев с разбросанными среди них пчелиными ульями, а левее находились постройки для скота.» Как писали очевидцы, в монастырском лесу очень хорошего состояния «без пользы не пропадал ни один ствол, ни одна сухая ветвь». На кладбище, разбитом посреди огорода, был похоронен строитель храма В.И. Перфилов.

«Монастырь – хороший хозяин; он ежегодно засевает до 120 десятин: под пшеницу 40десятин, под рожь – 20 десятин, овес – 20 десятин, под просо и лен тоже 20 десятин.

Почва – песчаная с камнем; местами солонцеватая, и, не смотря на то, урожаи бывают все-таки хороши; пшеница бывает сама восемь, просо и лен бывают больше, а овес бывает сам 20. За последние 4 года не было ни одного плохаго урожая, на диво окрестным жителям.

Скотоводство при монастыре тоже в хорошем состоянии: на 9 плугов 72 вола, коров до 50, гулевого скота 150 шт., овец до 300. В настоящем году накошено для скота сена 1500 копен. . Действовали здесь и конный завод численностью до 100 коней, каменотёсная мастерская, изготовлявшая из известняка надгробные плиты, богадельня, приют странников и школа грамотности.»…

«Монастырская братия занимается работами: кто работает на покосе, кто рыбу ловит и т. п., словом, каждый должен внести свою лепту в общую кассу своим трудом. Вечером вы увидите, что иеромонах, который наутро поет на клиросе, гонит стадо овец…

Главное же дело монахов – молитва. Богослужение совершается по чину, стройно. В будни, летом, в храме присутствуют не все монахи; тут, как сказано выше, разделение труда: одни молятся, другие работают, чтобы доставить средства пропитания молящимся. Зимою во храм для молитвы собираются, конечно, все монахи. В праздничные и воскресные дни и летом собираются также все обитатели монастыря; бывают и посторонние посетители храма – жители ближних станиц и хуторов. Стройное пение певчих, чинное богослужение, тишина, небольшое число молящихся, полумрак – все это производит на присутствующих во храме глубокое впечатление.

Нельзя отнестись к этому обществу без сочувствия. Там являются какое-то спокойствие душевное, полное забвение о всем, яже в мире, и молитвенное настроение, коим и проникаешься вполне. Потому-то монастырь и имеет влияние на окрестное население; в него отдают детей поучиться порядочности, пению, чтению и работам. Дети с неохотою выходят из стен монастыря, потому что привыкают к нему.»

В справках предреволюционного времени указывается численность монашествующих на 1912 год – 25 монахов и 47 послушников.

История монастыря в советский период.

С приходом советской власти обитель, как и многие другие, была закрыта. При наступлении Белой армии красные установили на колокольне пулемёт. В результате обстрела храм получает несколько злых отметин — в стене Стефано-Андреевского придела появилась пробоина от снаряда в метр шириной (есть и другие повреждения). Старожилы вспоминают, что красногвардейцы нашли у монахов лишь одного телёнка, которого и съели. Насельников (а их насчитывалось около 80 человек) в 1918 году разогнали, нескольких отказывавшихся уходить заточили в винный погреб и расстреляли, но многие вернулись в родную обитель (монахи прятались неподалёку в пещерах). По рассказам, последний живший здесь монах умирает в 1937 году.

Часовня на месте захоронения «Семи братий», часть построек была разрушена, входы в пещеры завалены. Правда, уцелело и дошло до наших дней братское кладбище, где предано земле около 15 монахов.

Историю Пятницкого скита и иных пустыней, принадлежавших монастырю, удалось воссоздать благодаря рукописи А. Г. Петрикина из архива Кременско-Вознесенской обители. Будучи строителем БАМа — Александр Петрикин встретил последнего монаха дореволюционной обители о. Алексия (в миру Александра Алексеева), сосланного в Амурскую область. Этот исповедник почил в 1977 году в возрасте 90 лет. Заинтересовавшийся строитель брал читать у глухонемого старца церковные книги. Но перед смертью он, оказавшийся вовсе не глухонемым, попросил своего посетителя найти монастырь в донской степи и построить там храм или часовню. Старец рассказал, что подвизался ранее в Лукиановском монастыре г. Александрова и Оптиной пустыни, а в 1915 году был переведён в Кременской для усиления миссионерской работы среди старообрядцев. Его назначили старшим Пятницкого скита и трёх окрестных пустыней – Меловой, Чернополянской, и Сиротской. После революции пришли тяжёлые времена и монахи стали расходиться, а после закрытия монастыря их осталось только 8 человек (трое насельников прятались в пещерах Меловой пустыни, а пятеро во главе с ним — в пещерах Сиротской пустыни). Отец Алексий с братьями прятался три года в пещерах, но их нашли, осудили и сослали.

А сохранивший эти бесценные воспоминания А. Г. Петрикин, ставший в наше время предпринимателем, через 16 лет выполнил свой обет. Кстати, благодаря работе других энтузиастов — супругов Полевых, стало возможным установить места почти всех пустыней, приписанных к монастырю:

- Чернополянская пустынь (ныне хутор Чернополянский Серафимовичского района), находилась при мельнице на левом берегу Дона выше станицы Кременской.

- Меловая пустынь располагалась, вероятно, чуть ниже современного х. Мелоклетский Клетского района. Где, по рассказам старожилов здесь до революции жил некий монах. Он излечил хуторян от «мора» (эпидемии холеры), отмолив принесённых к нему в пещеру больных жителей. С началом Сталинградской битвы в этих пещерах прятались от бомбёжек местные жители.

- Сиротская пустынь располагалась на правом берегу Дона ниже станица Сиротинской. Входы в имевшиеся здесь пещеры уже обрушились. По воспоминаниям местных жителей, монахи жили в них до самого прихода фашистов, после чего ненадолго удалились. Старожилы рассказывают о жившем в пещерах после Великой Отечественной войны некоем старце, к которому время от времени наезжали две монахини — старая и молодая. Конечно, мы понимаем, что восстановить реальный ход вещей после таких переломных для страны событий, как атеистические гонения на веру, войны и перестройки, очень тяжело. Поэтому остаётся только гадать, возможно, эти монахи были именно теми, кто жил вместе с о. Алексием, получил малые сроки заключения и вернулся назад. А упоминаемый выше старец тогда может оказаться самим последним настоятелем – архимандритом Пантелеимоном, речь о котором пойдёт ниже.

В самом монастыре с 1924 года была размещена колония для психически больных. Но уже в 1925 году здесь организовывается детская сельскохозяйственная колония из 150 беспризорников от 7 до 18 лет. Они размещаются в 9 жилых корпусах, кое-как отремонтированных в 1926 году. Дети живут в ужасных условиях (грязно, скученно, многие спят на полу и т.п.). Сам монастырь («ветхий, требует по своему обряду капитального ремонта») согласно документам государственного архива Волгоградской области «находится в ведении общества ближнего хутора», и охраняется двумя монахами. Проверяющие губернской детской комиссии в феврале 1927 года требуют передать его колонии под клуб. А в апреле 1928 года Губадмотдел и Усть-Медведицкий окрисполком приказывают фроловской милиции к 20 апреля выселить монахов из Кременского монастыря для детколонии, а культовое имущество сдать на временное хранение Волисполкому. Колония помещалась здесь по 1939 год.

Во время Великой отечественной войны в монастыре стояла наша часть, один из солдат которой — мусульманин, сильно болевший, получил на источнике исцеление. Он поклялся, что вернётся сюда, если останется жив, и вот в 1956 году он назначается директором психбольницы, опять размещённой в обители. Вместе с супругой этот человек раскапывал засыпанный источник.

Несмотря на многочисленные запреты властей, на месте разрушенных часовен ежегодно служились службы, приезжали паломники, за которыми негласно следили уполномоченные представители Совета по делам Русской Православной Церкви при СМ СССР по Сталинградской области. По их отчетам видно, что паломничества к месту часовни «7 братьев» не прекращались. В 40-х годах службы и моления организовывались и совершались бывшим заштатным священником г. Фролова Денисовым Ф. и иеромонахом П.Т. Терентьевым с иеродьяконом Коротковым С.Б. из х. Перекопского.

Упоминаемый в отчётах иеромонах П. Т. Терентьев — это, судя по всему, последний настоятель обители архимандрит Пантелеимон, ушедший после закрытия в ст. Перекопскую и служивший в тамошней церкви до самой своей смерти в 1963 году. Об этом маленьком и сухоньком человеке местные старожилы говорят как о великом подвижнике и постнике, питавшемся парой картофелин и спавшем на камнях. Не удивительно, что его аскетизм привлекал сюда многих верующих. На ежегодный крестный ход 22 мая регулярно собиралось до 200 человек. Но власти запретили проведение служб и массовое паломничество, прекращённые с 1948 году. В 50-е годы они пытались разрушить и храм , но трос, привязанный к его стене, порвался, а трактор загорелся. Больница просуществовала здесь примерно до 1967 г., а после обитель пустует, потихонечку разбирается предприимчивым людом.

Современный период

В 1991 году монастырь был возвращен Церкви.

Возрождение Кременского монастыря началось с приезда осенью 1992 года архиепископа Волгоградского и Камышинского Германа. Прихожане из г. Фролово расчищают территорию от мусора, помогают становлению обители благочинные из близлежащих райцентров Фролово и Иловли.

В июле 1993 года в обитель был назначен иеромонах Даниил (Михайлов). С 1996 года наместником монастыря являлся игумен Руфин (Иванов). При игумене Руфине (Иванове) восстанавливаются храм, часовни, постройки. В сентябре 2001 году освящается каменная часовня во имя святителя Николая. На церкви были установлены купола с крестами и колокола, расчищен находящийся в 3 километрах от неё святой источник Казанской Божией Матери, приведены в порядок могилы «Семи братий», где в октябре 2002 года закладывается часовня. В июле 2001 года начинается строительство Пятницкого скита, ныне состоящего из срубленной надвратной часовни во имя вмц. Параскевы Пятницы, двух келий и бани. Есть здесь также и Иоанно-Предтеченская часовня. На май 2004 года в обители числилось 5 насельников и 2 трудника.

В 2007 году был назначен новый наместник – игумен Савин (Аганин).

В настоящее время в монастыре ведутся реставрационно-восстановительные работы. Отреставрировано здание собора, частично устроено внутреннее убранство собора, восстановлены трапезная и гостиничный корпус, частично благоустроена территория монастыря. Многое сделано, но еще более предстоит сделать. Необходимо возвести 3 иконостаса в соборе, оборудовать 3 алтаря церковной утварью, восстановить братский корпус и монастырскую стену, построить: колокольню, игуменско-административный корпус, архиерейский дом, служебные и хозяйственные постройки, закончить благоустройство территории.

Разделы сайта

Кто на сайте

Сейчас 83 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте

Написать нам







Последние новости

Новости монастыря

Оказать помощь монастырю

Мы будем сердечно благодарны всем за помощь! Указывайте обязательно свои имена, чтобы на каждом богослужении возносилась усердная молитва о Вашем здравии и благом устроении всех благих начинаний.